5. Дримкетчеры

Теперь я расскажу о ловцах снов, или дримкетчерах, которыми я стал заниматься совершенно неожиданно для себя. Началось все с того, что моя подруга Дина, гостя у меня, сделала два дримкетчера на больших ржавых ободах от телег, вплетя в них металлические детали и сделав висящие «перья» из ржавых гвоздей и болтов. Работы эти мне очень понравились, они до сих пор висят на дорожке к юрте. Самое главное, что я увидел дримкетчер большого (фута четыре)* диаметра. Ведь привычный размер, который мы встречаем в магазинах, совсем небольшой. На тот момент у меня прорвался батут, и я остался с шестнадцатифутовым металлическим кругом, который мне хотелось как-то применить. Делать внутри него инсталляцию из железа не представлялось возможным из-за огромного веса будущей композиции. Надо было делать что-то легкое. И тут мне в голову пришла идея: а что, если сплести на этом круге гигантский дримкетчер?

_______

* 4 фута = 1,22 метра.
 

Как сделать это самому, я не представлял, думая, что плетение само по себе – очень сложное, что это могут делать только женщины, которым подвластна тайна вязания свитера, представлявшаяся мне абсолютно недоступной для мужского понимания. (Это сейчас в Интернете можно найти миллионы мастер-классов на все случаи жизни, а тогда такой возможности еще не было).

Я опросил знакомых девушек и получил однозначный ответ: такого никто не делает, и плести в таком масштабе просто невозможно. Но то, что «такого никто не делает» заинтересовало меня еще больше. Я стал смотреть на маленькие дримкетчеры, пытаясь проследить за ниткой и понять способ плетения, ведь на вид все казалось достаточно просто, надо было только разгадать сам принцип.

И мне показалось, что я стал его понимать. Батут без мембраны стоял посреди поляны и дразнил меня. Я поехал в Home-Depot и купил сто футов толстой белой веревки. Привязал к круглой раме батута и стал набрасывать на нее, ходя по кругу, примерно одинакового размера петли. Оставшуюся веревку я стал протягивать в образовавшийся круг петель, и так – до конца, пока не почувствовал, стоя в середине, что веревку пора затягивать. Я потянул, провисающая неравномерно веревка поползла и, к моему немалому удивлению, вдруг приняла классическую форму цветка лотоса, только цветок этот был огромным. Все заняло не более двадцати минут. Удивительно, но, делая это впервые, я не совершил ни одной ошибки в плетении. Мой первый в жизни дримкетчер был готов, и он имел эпические размеры.

Мы с Гутнахером (группа «Кооператив Звезда») подвесили его между деревьев, я подвел яркий прожектор, чтобы освещать своё творение по ночам, и оно сразу стало визуально доминировать над пространством и менять его. Этот мой первый в жизни гигантский дримкетчер – до сих пор одна из моих любимых работ. Я подумал о том, что кому-нибудь из гостей или их детям обязательно придет в голову мысль попытаться на него залезть как на прочную сетку-паутину. Но, к моему приятному удивлению, этого не происходило, по крайней мере, несколько лет, а произошло совершенно неожиданно, как обычно это и бывает, и сразу раздвинуло мои творческие горизонты.

Ко мне приехали друзья, мы прекрасно проводили время и в какой-то момент пошли ночью погулять по территории. Я включил всю иллюминацию на участке. После прогулки мы валялись на батуте и смотрели в звездное небо. Вдруг со стороны дримкетчера раздался крик: «Смотрите, где я!» Я заподозрил неладное, но было поздно. Вера уже висела в самой середине гигантской паутины и к тому же раскачивалась на ней. Помимо того, что веревка смещалась, и я знал, что это уже не исправить, меня тревожила мысль, что цепи и крепления могут не выдержать, а падать с высоты вместе с увесистым металлическим кругом не совсем безопасно. Вера была счастлива, а я сильно расстроился... Ведь мы всегда трясемся над своими произведениями, хотя мне и близок образ буддийских монахов, насыпающих сложную мандалу из цветного песка, а потом моментально ее уничтожающих, чтобы не привязываться слишком к конечному результату и практиковать понимание эфемерности всего сущего. Но одно дело теория, а совсем другое – практика.

Я понял, что дримкетчер надо будет снимать и переплетать, придется выйти за свои рамки и повторить самого себя и, может быть, при этом даже исправить какие-то старые недоработки, тем более, что веревка за несколько лет посерела и нуждалась в покраске ярко-белым, иначе ее уже не было так хорошо видно днем. Итак, Вера раскачивалась, пойманная в паутину, цепи вроде держались... С мыслью о том, что всё придется снимать и переплетать, я уже смирился. Что же оставалось делать в этой ситуации? Сбегать за фотоаппаратом! Попутно из сарая были извлечены крылья бабочки, оставшиеся с Хелловина. Мы надели их на Веру и устроили фотосессию, и несколько получившихся фотографий вполне стоили всего произошедшего. Назавтра я попросил Веру снова залезть в середину паутины, и мы сняли вторую часть фотошута – уже при дневном свете. К попавшейся в паутину прекрасной бабочке с двух сторон подбирались металлические пауки... Дримкетчер впоследствии был снят, переплетен лучше прежнего и подкрашен, но повторять артистический подвиг Веры я никому не рекомендую: всё-таки я не буддийский монах, и переплетать его периодически заново мне бы не хотелось.

Возвращаясь немного назад, хочу сказать, что, сделав гигантский дримкетчер, я захотел вывезти такую инсталляцию на какой-нибудь фестиваль, но как это сделать? Как его транспортировать? Значит, надо собирать и плести на месте или делать ловца меньшего масштаба, чтобы он помещался на крышу машины, не слишком сильно выступая за ее пределы. Я занялся поисками решения, и мне понадобилась пара лет проб и ошибок, чтобы найти подходящие материалы и научиться с ними работать. Основным был вопрос: где взять круг нужного размера и из какого он должен быть материала? Не покупать же специально для этого новый батут. Сначала я пытался использовать пластиковые трубы, но они деформировались при натяжении веревки, и результат выглядел непривлекательно. Вопрос, какую веревку использовать, тоже был ключевым. После многих неудачных попыток я попробовал плести из флуоресцентной нитки, которая светится в ультрафиолете. Эффект превзошел мои ожидания, в свете блэклайта получалось завораживающе красиво: бесконечные лепестки лотоса, выходящие один из другого.

Сделав дома парочку таких ловушек снов размером в человеческий рост, я смотрел на них и сам не мог оторваться. Вопрос, из чего делать сами круги, так и оставался нерешенным, пока как-то раз я не поехал на ферму к мастеру на все руки Марку Верену и не увидел в его мастерской станок для выгибания труб. Я купил себе такой же, и дело сразу вышло на другой уровень. Я научился гнуть металлические трубы и соединять их. Это уже можно было не стесняться где-то показать, и я стал регулярно ездить и на русские, и на американские фестивали, беря с собой всю свою кухню. Я привозил готовые круги и плел дримкетчеры большого размера прямо на месте, всегда собирая при этом небольшую толпу зрителей. Мне нравилось это внимание к себе, это было что-то необычное для меня, ведь я всегда был на фестивалях музыкантом – на сцене или у костров, но это был один и тот же образ, и вдруг я его поменял.

Но если я довел что-то до того уровня, на котором мой перфекционизм удовлетворен, это перестает быть мне интересно, и я иду дальше. Повторять все время одно и то же – это впадение в стагнацию, и этого можно самому не заметить, комфортно воспроизводя одно и то же годами. Мои дримкетчеры были частью дизайна главных сцен фестивалей, украшали йога-ритриты и электронные пати, даже висели однажды в доме у Алекса Грея** – правда, сам маэстро на шумной тусовке этого не заметил. Конечно же, есть они в домах и на участках друзей. На данный момент мы с Диной работаем над проектом «Dreamlounge», нам интересно развесить разного размера дримкетчеры внутри geodezic dome,*** который я установил у себя в лесу. Собранные вместе, подсвеченные ультрафиолетом, они выглядят очень красиво и создают определенное освещение внутри, в котором можно, к примеру, рисовать или заниматься боди-артом, что уже происходило этим летом.

_______

** Алекс Грей – современный американский художник, специализирующийся на духовном и психоделическом искусстве.

*** Geodezic dome – геодезический купол, «паутинка» – лёгкая и прочная пространственная архитектурная конструкция из прямых стержней.
 

Надо сказать, что я никогда не задумывался над мистической стороной дела, я просто делал необычный visual art. Но после странных вещей, начавших происходить со мной каждый раз после плетения очередного дримкетчера, мне волей-неволей пришлось залезть в интернет и прочитать всё, что можно было про них найти. А происходило со мной вот что. В течение трех ночей после плетения я видел очень яркие сны, пугающие своей реалистичностью, которые как будто приходили в мое сознание откуда-то извне. Они явно отличались от обычных снов. При этом люди, которые получали от меня эти дримкетчеры, прекрасно спали и благодарили меня. Может быть, то, что ты плетешь одинаковыми движениями, поворачиваясь по часовой стрелке в течение полутора часов, как-то действует на психику, но я решил применить простейший известный мне способ энергетической защиты: сейдж, по-русски – шалфей. Я просто стал зажигать пучок сейджа и окуривать им периодически дримкетчер в процессе плетения. Завершив плетение, я окуривал ароматным дымом и себя, и уже готовый ловец. Сны прекратились. Я не склонен к мистическим объяснениям происходящего, но, видимо, есть что-то, что работает помимо нашего понимания.

В интернете я нашел очень скудную информацию, из которой понял, что индейцы вешали их над колыбелями детей, чтобы детям не снились кошмары. Плохие сны ловились паутиной и с утренним светом исчезали, а хорошие – спускались к ребенку по перьям, которые всегда присутствовали на аутентичных дримкетчерах. То есть получалось, что дримкетчер одновременно и усилитель и преобразователь. Будто своего рода антенна, настроенная на тебя. Но индейцы не делали их размером с человека с целью оформления транс-фестивалей, а я, получается, собрал целый радар! Перья совсем не вписывались в мой дизайн, так же как и камешки или бусины, присутствовавшие на всех маленьких дримкетчерах, которые я всюду видел. Они просто разбивали дизайн. Один раз мне сказали, что я ловлю в паутину плохую энергию, а выхода у нее нет, и что перья необходимы. «Ты злишь злых духов!» Но не бояться же мне было собственных творений!

Ответ пришел, когда ко мне приехала группа людей из коммуны Earthgate в Пенсильвании. Это были знатоки подобных вопросов, йоги, мастера рейки и мистики, практикующие в разных областях. Я рассказал им про мою дилемму, и они медитировали в тишине, взявшись за руки. Потом они открыли глаза и сказали, что ответ им пришел, и что я не должен беспокоиться о перьях и о создании выхода из окружности, что сила моего намерения способна и так трансформировать все негативное. А я, собственно, и сам так думал, но получить от этих людей подтверждение было немаловажно.

Меня всегда интересовал вопрос практики осознанных сновидений. Об этом писал Кастанеда, и даже буддисты считают эту практику очень важной для нашего сознания. У одного учителя я прочитал, что если мы не можем осознать себя во сне, то и в бардо между смертью и следующим воплощением**** не сможем узнать природы ума, а будем блуждать неосознанно, ведомые кармой к следующему перерождению. Мне кажется, что дримкетчер является неким прибором или амулетом, который может повысить нашу осознанность во сне. По крайней мере, так происходит со мной. Я замечаю большую разницу в снах, когда вешаю у кровати дримкетчер. Сны становятся более яркими и необычными, лучше запоминаются. Но скажу еще раз на всякий случай: я делал только красивую для глаз необычную вещь, а уж как она для кого будет работать – дело cамой Сакральной геометрии, ей виднее.

_______

**** Бардо в буддизме – промежуточное состояние. Различают до шести бардо: интервал между началом умирания и смертью, возвращение ума в изначальное состояние своей природы после смерти, затем – бардо рождения и бардо жизни, а также бардо сна и бардо медитативной концентрации.